Когда жить там, где тебя родили, невозможно: насколько остра тема беженцев в Беларуси?

Некоторые считают Беларусь не только островком стабильности, но и безопасности. Поэтому каждый год сотни людей пытаются получить в нашей стране статус беженца. Однако в реальности им приходиться пройти "квест" на выживание. Тюрьма, угроза депортации и отсутствие грамотной работы по адаптации быстро отрезвляют.

Когда жить там, где тебя родили, невозможно: насколько остра тема беженцев в Беларуси?
Количество беженцев в Беларуси не совпадает с риторикой, которая временами звучит из уст белорусских чиновников. Несмотря на то, что наша страна позиционирует себя как корабль безопасности и мира, за последние два года статус беженца здесь получили всего четыре человека. Это при том, что заявлений на придание статуса беженца поступает в разы больше. Кроме этого, люди, попадая в Беларусь, проходят тяжелые испытания, которые чаще всего заканчиваются ничем - людей депортируют на родину, где им может грозить реальная опасность.

В Беларуси отношения с беженцами регулируются специальным законом. Кроме статуса беженца, в нашей стране дается дополнительная защита людям, которые не могут претендовать на статус беженца или кому власти не хотят этот статус давать.

Чтобы получить статус беженца, у человека должны быть веские причины и доказательства того, что он принадлежит к какой-то преследуемой социальной группе. В то время как дополнительную защиту получают люди, которые не обязательно принадлежат к преследуемой категории, но в их стране происходит что-то, что угрожает их жизни, здоровью. 

Если человек, например, приехала в Беларусь из Украины, потому что там идут военные действия, ему не дадут статус беженца. Ему могут дать статус дополнительной защиты. Но если он переехал из Украины и доказал, что подвергался гонениям из-за того, что является членом ЛГБТ, то он имеет все основания просить статус беженца. При этом он должен доказать, что из-за принадлежности к этой группе ему грозит реальная опасность. 

Дополнительная защита дает право на постоянное место жительство, работу и учебу, но человек не получает равных с белорусами прав на медицину, пенсию и так далее. Кроме этого, дополнительная защита выдается на год, и человек должен ежегодно приходить и продолжать ее. Есть вероятность, что такой статус не продлят, и беженца вышлют назад в его страну. Правозащитники рассказывают, что в их практике был случай, когда человек пришел продлевать статус на несколько дней позже, его задержали и два месяца продержали в изоляторе. 


Беженцы, попадая в Беларусь, содержаться в плохих тюремных условиях - антисанитарии, без переводчиков и адвокатов, без какой-то информации извне и связи с родными. Об этом на встрече в Гродно, посвященной проблемам беженцев, рассказала соосновательница организации H an Constanta Анастасия Лойко. Эта организация с лета 2016 года развернула миссию в Бресте. Ее участники помогают беженцам Северного Кавказа в юридических и гуманитарных вопросах.

"Например, нам известна история про гражданина Конго, который полгода находился в изоляторе, потому что у него были проблемы с документами и его никак не могли выслать. 

В моей практике был случай, когда человек из Афганистана просидел без документов в центре правонарушений в Минске месяц в плохих условиях, а потом его выслали назад в Афганистан", - отмечает правозащитница.

В Беларуси есть несколько организаций, которые работают с беженцами, но делают это разрозненно. Например, Красный крест обычно занимается передачками. Есть служба консультирования, которая оказывает юридическую помощь для беженцев и мигрантов. Тут правда есть проблема: нужно, чтобы она попала в изолятор и знала, что такие люди есть. Эта служба работает под юрисдикцией верховного комиссара по делам беженцев в РБ. 

Немного цифр

Согласно квоте, в 2017 оду не более 800 человек могли подать ходатайство о придании статуса беженца или дополнительной защиты в Беларуси. И если в Евросоюзе квоты распределяются по странам, то в Беларуси - по областям. Так, из 800 потенциальных заявителей 135 лиц временно находились бы в Брестской области, 170 - в Витебской, 170 - в Гомельской, 95 - Гродненской и 115 - в Могилевской. По Минской области квота на 2017 год составляла 115 человек.
Посмотрим на официальные цифры. В 2016 году было подано 788 заявлений на на получение статуса беженца в Беларуси, в первом полугодии 2017 года - 243. 

Из них:
- Украина - 637 (2016) и 171 (первое полугодие 2017)
- Сирия - 21 (2016) и 10 (первое полугодие 2017)
- Ирак - 21 (2016) и 9 (первое полугодие 2017)
- Афганистан - 22 (2016) и 1 (первое полугодие 2017)
При этом статус беженца в Беларуси получили только трое человек в 2016 году  (один человек из Афганистана и двое - из Украины). В первом полугодии 2017 года статус беженца получил только один человек из Сирии.

Вот так выглядит ситуация с дополнительной защитой:  

- Украина - 565 (2016) и 272 (первое полугодие 2017)
- Йемен - 21 (2016) и 3 (первое полугодие 2017)
- Сирия - 10 (2016) и 11 (первое полугодие 2017)

Всего: 607 (2016) и 295 (первое полугодие 2017)



Статус беженца получили. Но испытания не заканчиваются

Во многих европейских странах функции поддержки беженцев возлагаются на службы социальной помощи. Среди основных направлений - предоставление социальных гарантий, получение медицинской и психологической помощи. Первые два направления худо-бедно реализуются и в нашей стране: беженцам помогают с трудоустройством, их консультируют относительно наших законов. Медицинская помощь, хоть и минимально, но оказывается. Активно в этом участвует Красный Крест. 

А вот с психологической помощью сложнее, хоть она и является очень важной частью работы с беженцами. Представьте себе семью, которая приезжает в чужую страну. Если это украинцы, им проще у нас социализироваться. Но если приезжает семья с Северного Кавказа, из Чечни, она неизбежно сталкивается с рядом проблем, связанных с адаптацией в кросскультурной среде – среде, где культура сильно отличается от той, в которой они выросли и привыкли жить. Большое значение имеют и языковые различия. В таком случае адаптация происходит как правило тяжело и долго. 


"У людей появляется ряд психосоматических реакций на эту адаптацию. Психосоматика – реакция нашей психики и организма на стресс, который неизбежно испытывает человек, когда находится в тревожащей ситуации. Стресс неизбежен: люди уезжают из места, где они привыкли жить, попадают в новую для себя среду и сталкиваются с огромным количеством разных сложностей, которые непросто преодолевать. Где жить, где работать, что есть, как лечиться, как определить детей в детский садик или школу. Когда человек находится в состоянии постоянного и длительного стресса, его психика начинает реагировать различными физическими симптомами", - рассказывает Елена Павлова, консультант по вопросам психологической помощи беженцам.

Отдельный момент - преодоление посттравматических состояний. Люди, которые приехали из зон боевых действий, мучаются от ночных кошмаров, у детей очень часто – ночной энурез (самопроизвольное мочеиспускание происходит, чтобы ребенок мог проснуться и контролировать ситуацию - реакция организма на постоянную опасность).

Иногда беженцы сами находят способ справиться со стрессом. Например, в Речицком районе живет семья железнодорожника, которая приехала в Беларусь из Дебальцева, Донбасс. В семье двое детей – мальчик 14 лет и маленькая девочка. Когда они переехали в Беларусь, мальчик, чтобы развлечь свою сестру, специально научился делать мягкие игрушки - зайчиков, мишек и так далее. Ему хотелось, чтобы его сестра забыла об ужасах войны, бомбежках, но вместе с тем это стало терапией и для него самого.

Почему важно с этим работать? Кроме прочего, можно выделить чисто прагматичную причину - экономическую. Когда люди начинают болеть, они обращаются за медицинской помощью. Если в какой-то стране программа поддержки беженцев включает в себя услуги медицинской помощи, то расходы государства на лечение переселенцев составляет достаточно большую часть местного бюджета. Поэтому если адаптация будет проходить эффективно, будет сделано все, чтобы помочь беженцам адаптироваться в короткие сроки, стресса у них будет меньше, а значит, и за медицинской помощью они также будут обращаться меньше.

Елена Павлова, фото БП

Также у беженцев вызывает большой стресс контактирование с людьми в новой стране. Если, допустим, в Беларусь приехал чеченец, для него любой контакт с представителями социальной сферы, органами по миграции, медицинских учреждений, школы и так далее является стрессом, хотя бы в силу не очень хорошего владения русским языком. А взаимодействовать как-то приходится. Контакт на разных уровнях с представителями различных белорусских структур приводит к тому, что у людей формируется множество предубеждений и стереотипов, порождающих дискриминацию по отношению к людям из иной культуры. Этот негатив двухсторонний: как у людей, которые приехали в нашу страну, так и у белорусов по отношению к беженцам.

Послесловие

Беларусь провозглашает свое стремление быть в европейских трендах, и даже что-то пытается делать на этом пути, понимая, что решение вопроса с беженцами может принести немалые дивиденды. Например, в стране разрабатывается миграционная политика, в Беларуси также могут построить центры для беженцев. Вместе с тем пока ситуация выглядит оптимистично только если послушать белорусских чиновников, на деле же работать с этой проблемой нужно не только на уровне законодательства, но и с самими беженцами, которых часто предоставляют самим себе, и с общественным мнением, ведь нормальное отношение к беженцам со стороны белорусов помогает их быстрейшей адаптации в нашей стране.

Материал был подготовлен при экспертном и информационном содействии ЧИУ "Центр поддержки беженцев"

16:50 11/03/2018






‡агрузка...