"Рано будоражить родителей". Министр образования — об инициативах Лукашенко 7

Александр Лукашенко 21 апреля, обращаясь к народу и парламенту, уделил внимание и теме образования. Во время субботника министр образования Игорь Карпенко ответил на вопросы TUT.BY о новой программе для школы, учебниках и начале учебного дня с 9 часов утра.

"Рано будоражить родителей". Министр образования — об инициативах Лукашенко

«Есть норма, что занятия должны начинаться не позже 9 часов утра»

Как вы считаете, нужно ли менять программу в школе и что делать с учебниками и началом учебного дня?

В санитарных нормах у нас записано, что занятия должны начинаться не позже 9 часов утра. Школы выбирают более гибкий график, потому что работают в две смены. И важно, чтобы вторая смена не заканчивалась очень поздно.

Есть школы, в которые детей подвозят, малокомплектные школы… Если дорога до них занимает определенный промежуток времени, не начнешь же с 5 или 6 часов утра подвозить детей. Есть малокомплектные школы, где реально так (в 9 утра. — Прим. TUT.BY) начинать работу.

На мой взгляд, школы должны гибко выстроить эту систему вместе с родителями, посмотреть, как это грамотно сделать. Как правило, школы начинают работать с 8.30, некоторые с 8 часов. Это все связано с организацией учебного процесса.

У некоторых родителей рабочий день начинается не в 9 утра, у кого-то и в 8… Что делать, если вдруг учебный день начнется с 9?

Давайте не будем пока будоражить родительскую общественность. Давайте это все немного проанализируем. Такое поручение уже дали.

Здесь надо очень грамотно соотнести интересы и детей, и родителей, и учителей и в целом общества. Мы все-таки посмотрим, проанализируем, с управлениями образования посоветуемся и примем определенное оптимальное решение. Вводить сегодня или не вводить начало учебного дня с 9 часов в каждой школе? Здесь, наверное, надо подойти индивидуально и посмотреть, как это грамотнее и лучше сделать.

«К 1 сентября школьные программы подкорректируем»

А что по поводу школьных программ?

Надо понимать, что знания няются, это системный процесс, который идет постоянно. И мы над программой постоянно работаем. Каждый год их анализируем и смотрим. То, что вчера говорил глава государства, — это оправдано. Действительно, надо уделить серьезное внимание и посмотреть, насколько ученики адекватно воспринимают учебный материал. Это своеобразная апробация, обратная связь, которую мы получаем от ученика и родителя.

То, что дано поручение до 1 сентября посмотреть еще раз программы и вернуться к ним, мы этот процесс запустили. Он идет. Мы к 1 сентября, безусловно, подкорректируем программы. У нас работают несколько мониторинговых групп, которые смотрят, насколько учебники соответствуют учебным программам, есть ли какие-то проблемы, связанные с тем, чтобы в дальнейшем написать учебники, насколько тесты, которые будут сдавать абитуриенты в этом году при поступлении, соответствуют школьным программам и учебникам.

Мы планировали около 259 учебников либо переиздать, либо изменить. В прошлом году ряд учебников издали, в этом году около 40 издадим. Но мы думали, что этот процесс продлится до 2020 года. Поручение главы государства — ускориться.

Вчера мы уже провели совещание со всеми заинтересованными, включая наш Национальный институт образования. Дано поручение продумать, как нам более интенсивно наладить эту работу. Я думаю, что в ближайшее время мы еще обсудим предложения, которые нам готовит Академия наук и поговорим с авторскими коллективами, которые пишут учебники. В эти коллективы мы обязательно подключаем учителей-практиков, в том числе и из регионов, учителей-методистов, учителей высшей категории. Тех, кто по этим учебникам не один год работает, знает все сложности и проблемы.

То, что вчера глава государства говорил по поводу учебников по математике… Мы еще раз вернемся к этому вопросу. В России, например, по некоторым предметам есть несколько учебников. Они на выбор. Вместе с тем мы еще раз проанализируем учебники по математике: насколько они соответствуют потребностям не только школьников и родителей, но и нашего общества. Мы же школьника не просто учим, мы готовим его к выходу в самостоятельную жизнь.

Еще сегодня важно посмотреть, как у нас выстроена профориентационная работа. Например, мы задумываемся над тем, что, может быть, школьнику старших классов — 10 и 11 класс — предложить по желанию освоить минимальную программу профтехобразования.

Раньше так и было.

Раньше были УПК (учебно-производственные комбинаты), их упразднили и функции передали профтехобразованию. Но система профтехобразования пока еще не достаточно развернулась в этом направлении. Вот как раз тут надо попытаться соединить общее среднее образование с профтехобразованием. Эту программу мы разработали, она рассчитана на два года и состоит из приблизительно 528 часов. Где-то она уже работает, но не везде. Мы хотим ребятам на выбор предложить освоить какие-то профессии, приобрести какие-то навыки.

Мы делали опрос родителей, многие неплохо воспринимают эту позицию. В шестой школьный день у нас проходят экскурсии для школьников, где они могут познакомиться с теми или иными профессиями. Ребята задавали вопросы о том, что хотели бы приобрести какие-то навыки, допустим, плиточника, бетонщика, токаря, фрезеровщика… Один парень собирался поступать в БНТУ и сказал, что неплохо, если будущий инженер-строитель будет знать, чем занимаются рабочие, с которыми он может соприкасаться по работе.

Получив профтехобразование, школьник сможет продолжить учебу, и эти часы ему зачтутся при получении диплома. Если не захочет, то просто получит свидетельство, что у него есть определенные навыки, и с этим документом его уже смогут взять на работу.

Но школьную программу сделают более простой?

Если ребенок не знает, как решается квадратное уравнение, это не значит, что его не надо изучать. Наверное, тут есть свои нюансы. Но вместе с тем надо, чтобы учебник был доступный, чтобы учащийся даже с родителями, если он пропустил какую-то тему, мог самостоятельно какие-то вещи наверстать. Образовательный процесс должен быть выстроен методически грамотно.

Многое зависит от учителя: как он ведет урок, насколько он успевает проанализировать, как ребята поняли тот или иной материал. Где-то кому-то нужно уделить дополнительное внимание, если кто-то что-то не понял. Кто-то быстро схватывает, кто-то чуть медленнее. Важно, чтобы учитель эти вещи тоже регулировал. Это персонализация образовательного процесса. Опытные учителя этим владеют. Сложнее молодым учителям, которые только приходят. Поэтому нужно обратить внимание на подготовку педагогов.

Правильно я понимаю, что учеба станет более ориентированной на практику?

Да, мы это записали в новой редакции «Кодекса об образовании». Будет понятие «примерный учебный план и программа». И на основании нее вуз будет без бюрократических процедур создавать свои программы, включая программы подготовки у потенциальных работодателей и заказчиков кадров. Они смогут влиять на содержание этой программы. Здесь мы приветствуем совместные лаборатории, кафедры, которые могут открываться на производстве. Такие примеры уже есть. Это и технопарки. Сейчас в Гродно завершим его создание. Затем практически в каждом регионе при вузе у нас появится система технопарка, где студенты смогут приобретать навыки будущей профессии.

«Искусственно мы не можем сегодня закрыть вузы»

Много вузов у нас?

У нас 51 вуз, 9 из них — частные. Потребности подготовки кадров с высшим образованием должны исходить из потребностей реального сектора экономики. На Президиуме Совета министров мы недавно рассматривали вопрос, как нам изменить подходы к формированию заказа кадров. Наверное, неправильно, что Министерство образования сегодня является в определенной степени главным — и как заказчик кадров, и в плане подготовки кадров. Мы не можем сегодня знать все будущие потребности рынка труда и перспективы развития экономики. Поэтому мы переориентировались. Здесь главную роль будут играть Министерство труда и социальной защиты вместе с министерствами экономики и образования. Мы создали рабочую группу, которая должна определить новые концептуальные подходы к прогнозированию в плане подготовки кадров.

От этого будет зависеть, сколько человек будут принимать на учебу?

Да. Но у нас пик количества студентов был в 2011 году — 445 тысяч.

Это тех, кто поступил?

Тех, что учились в вузах. В этом учебном году в вузах у нас учатся 313 тысяч человек. То есть идет сокращение.

Мы регулируем цифру приема. У нас есть такие полномочия совместно с Министерством экономики и Министерством труда и соцзащиты. Сегодня важно, чтобы цифры приема соответствовали потребностям организаций, которые заказывают кадры. Но и работодатели должны не только брать специалистов, но и создавать условия, чтобы те закрепились на местах. Должны быть не только работа и зарплата, но и социальный пакет.

То есть количество вузов в Беларуси не изменится?

Искусственно мы не можем сегодня закрыть вузы. Но будем регулировать специальности, цифры приема. Если, допустим, тех же юристов и экономистов у нас переизбыток, то там будет меньше набор. Если есть потребность в химико-биологическом направлении, нужны медики, инженеры — там прием будет увеличивать.

21:32 22/04/2017






‡агрузка...