Юрий Пшенник: Теория vs Практика

Ни для кого не секрет, что большинство "модернизационных" начинаний нашей власти либо заканчиваются провалом либо имеют лишь локальный эффект

и не становятся стимулом для общего развития экономики, а иногда даже и наоборот. Как, например, многомиллиардные вливания в сельское хозяйство скорее тормозят развитие остальных секторов экономики, чем способствуют тому. 

Это даже и глава государства де факто подтвердил в своем Послании. В нём Лукашенко раскритиковал правительство за проваленные инвестиционные проекты — целлюлозный завод в Светлогорске, картонный комбинат в Добруше, которые уже два года должны приносить стране доход, но приносят одни убытки. 

Прошёлся и по АЭС. Более масштабного проекта, чем строительство АЭС, в истории Беларуси нет и, наверное, не будет, заявил Александр Лукашенко, выступая с ежегодным посланием белорусскому народу и парламенту. 

«Порядка 10 млрд долларов. Бери деньги — не хочу. Иди работай и зарабатывай деньги, — сказал он. — Работают сотни ученых, тысячи специалистов в системе Минэнерго, Минстройархитектуры, а мне до сих пор внятно никто не доложил, как станция будет встроена в экономику страны».  

Реально, примеров, понятно гораздо больше. Очень похоже, намечается "стандартная" тенденция. Весьма вероятно, что мы делаем ставку не на те виды экономической деятельности или даже на "те", но не так. Попробую объяснить это подробнее. 

Общая, элементарная, экономическая теория, в целях упрощения понимания материала студентами, считает все виды экономической деятельности равноправными и равноценными. "Высокая теория" оперирует безликими "трудочасами" и таким же обезличенным "капиталом". 

Понятно, что в реальной жизни это не так. Есть виды деятельности тупиковые, отживающие, а есть и перспективные. Теория не дает конкретного ответа который из них какой. Однако успеха добиваются только те, кто умеет правильно различать и выбирать виды деятельности. 

Впрочем и в теории для студентов тоже есть подсказки, например там присутствует понятие инновационности. Но только этого мало, на самом деле в "полной" теории существует гораздо больше критериев и даже более важных. 

Например, понятие отдачи. Это едва ли не ключевой показатель. Отдача бывает убывающей и возрастающей. 

Вот как определяет эти понятия Эрик Райнерт: «Убывающая отдача: при расширении производства после достижения определенного момента увеличение количества одних и тех же факторов производства (капитала и/или труда) приводит к производству все меньшего количества продукции. 

Например, если вы вкладываете все больше тракторов или трудовых ресурсов в одно и то же картофельное поле, то по достижении определенного момента каждый новый работник или новый трактор будут производить меньше, чем предыдущие. Когда расширяется производство в промышленности, затраты ведут себя противоположным образом — снижаются, а не растут. 

Как только механизированное производство налажено, то чем больше растет объем производства, тем меньше становятся издержки на единицу продукции. В сфере услуг и обрабатывающей промышленности нет активов, зависящих непосредственно от природы, — ни полей, ни шахт, ни рыболовных угодий, ограниченных по количеству или качеству. 

В этих отраслях увеличение производства вызывает падение издержек или рост отдачи. Промышленным компаниям и производителям продвинутых услуг важно иметь большую долю на рынке, потому что большие объемы производства позволяют им снизить издержки производства за счет растущей отдачи. Растущая отдача создает власть над рынком». 

Антонио Серра в 1613 году сформулировал рецепт богатства страны так: богатство состоит из растущей отдачи и максимального разделения труда, т. е. из увеличения количества профессий и видов деятельности. (Эрик Райнерт, "Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными").

Вот он же приводит конкретный пример: «В начале 1960-х годов банановые плантации Центральной Америки поразил церкоспороз. Эквадор, в то время относительно мелкий поставщик, от вспышки не пострадал и решил воспользоваться шансом завоевать свою долю на рынке. 

С 1962 по 1966 год Эквадор увеличил площадь банановых плантаций на 75%. Несколько лет спустя, потея в жарком Гуаякиле над кипами документов, я обнаружил, что за эти годы производительность одного акра земли упала на 40% — с 19 до менее 12 тонн. Плантации распространились за пределы области Эль-Оро, где производилось больше всего бананов, в менее эффективные области. 

То, что изначально выглядело как улучшение международного положения Эквадора, в реальности обернулось падением производительности и зарплат в отрасли. Я не устаю повторять, что с обрабатывающей промышленностью произошло бы обратное: рост производства привел бы к снижению издержек». 

Не то же самое ли мы сегодня наблюдаем и у нас? Чем больше «господдержка» сельского хозяйства, чем сильнее «пиарятся» «экспортные успехи», тем ниже реальный уровень жизни сельских тружеников. Просто это вид деятельности с убывающей отдачей. 

То есть ставку нужно делать на виды деятельности с возрастающей отдачей и поддерживать именно такие, а не бросать все ресурсы на спасение того, что уже отживает свой век. А эти передовые виды деятельности потом и сельское хозяйство смогут вытянуть, при правильной политике, понятно. 

Как это происходит, можно прочитать у Райнерта, кому интересно. Мы же обратимся к отраслям с возрастающей отдачей. Вот и у нас власть вроде как наконец сделала ставку на развитие «цифровой экономики». Это, без всякого сомнения, очень правильно, но и тут есть свои «подводные камни».

Вот, например, Эрик Райнерт подчеркивает: «Любая экономия на масштабах (включая экономию от диверсификации производства и сетевые эффекты) зависит от синергии, которая создается в таких сетевых системах». 

Иными словами, чтобы «цифровая экономика» стала локомотивом для всей остальной, потащила экономику страны, ИТ-деятельность должна быть частью остальной экономики, быть неразрывно связана с ней, быть в синергии, в общем. Что же мы имеем на практике? 

К примеру, ПВТ - это без сомнения хорошая вещь, правильная, перспективная, с возрастающей отдачей, но он не из нашей системы, не из нашей полуфеодальной экономики. Даже "правила игры" там другие. То есть синергия с остальной экономикой в данном случае отсутствует. 

Более того, разные "правила игры" в ПВТ и в остальной стране не только не способствуют синергии, но и фактически блокируют её. Работай я в анклаве с "английским правом", то постарался бы не иметь никаких дел с секторами, где действует другое "уникальное право", чисто чтобы не попасть "под раздачу". Работал бы исключительно с "не резидентами". 

В такой ситуации, даже если "анклав" "цифровой экономики" у нас будет успешно развиваться, он, вполне вероятно, может сыграть ту же роль, что и "золото Америки" для Испании. 

До начала колониального «освоения» Америки, Испания была довольно высокоразвитой страной. Слава «клинков Толедо» живет и до сих пор, хотя чисто как туристская слава сейчас, но и ткани Сеговии и прочие испанские товары славились на всю Европу до того, как после открытия Колумба в Испанию хлынул поток золота из Америки. Но такие вот чистые деньги «с небес» не обогатили страну, а привели к деиндустриализации и обнищанию, в итоге. 

Иными словами и "цифровая экономика" может сыграть роль "чистых денег", которые приводят к деиндустриализации и обнищанию всей остальной страны, а не к ускоренному развитию экономики и обогащению всех её граждан. 

Роль "локомотива развития ПВТ и вообще "цифровая экономика" могут сыграть только при наличии эффектов синергии, взаимодополнения, диверсификации и прочих. А это наша власть фактически запрещает, ведь это никак невозможно, когда в разных секторах одной экономики действуют разные законы. 

Аналогичный случай и наше производство по сборке китайских легковых автомобилей. Даже если нам и удастся "локализовать" производство до желанных 50%, всё равно эффектов синергии, диверсификации и прочих в данном случае как-то не просматривается. 

Или скажем, привезти откуда-нибудь, из Грузии, например, цистерну коньячного спирта, здесь разлить и продать. Да, это будут деньги, это будет прибыль. Но это тоже будет "золото Америки", то есть деятельность без эффектов синергии, диверсификации, взаимодополнения. Кто-то на этом, естественно, обогатится, но экономика страны в целом должна проиграть, по теории. 

И у нас очень и очень много таких видов деятельности, или с убывающей отдачей или таких, которые никак не стимулируют развитие страны в целом, а лишь приносят "золото" исключительно отдельным людям или отдельным структурам.

Вывод тут напрашивается очевидный и о об этом давно уже говорят многие независимые эксперты. Чтобы обеспечить развитие всей страны, добиться благосостояния для всех, надо и менять всё. Создание отдельных, изолированных анклавов "цифровой экономики" или других перспективных видов деятельности в "море" полуфеодальной экономики, может принести рост доходов в этих анклавах, но не может помочь развитию экономики всей страны. 

Вот, к примеру, в Индии, офшорное программирование начало развиваться на десятилетия раньше, чем у нас, действительно создало прослойку относительно зажиточных людей. Узкую прослойку, а вот крестьянство как было очень бедным, так и осталось. Эффект синергии тут не возник. 

А в Германии и США в своё время – возник, там рост производств с возрастающей отдачей потянул за собой и сельское хозяйство и сферу услуг. Соответственно и нам нужно не создание отдельных анклавов "английского права", а системная реформа всей экономики. 

С упором на самые перспективные отрасли с возрастающей отдачей, ту же "цифровую экономику", это тоже несомненно.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».

cashback