Гарри Погоняйло: «Судебную власть у нас буквально втоптали в грязь!»

В последнее время председатель Верховного суда Валентин Сукало нередко появляется на экранах вместе с Александром Лукашенко.

Гарри Погоняйло: «Судебную власть у нас буквально втоптали в грязь!»
Как минимум раз в год он делает доклад о своей работе президенту (последнюю беседу Сукало и Лукашенко красиво назвали «рабочей встречей).

Сукало является членом Совета безопасности.

Председателя Верховного суда почти всегда приглашают на совещания с участием силовиков.

Бывший судья, глава юридической комиссии БХК Гарри Погоняйло считает, что председателю Верхового суда нечего делать на подобных мероприятиях в Администрации президента.

О голодовках и протестах

Во время недавней встречи с Лукашенко Валентин Сукало назвал недопустимой голодовку участниц «Движения матерей-328»: «…это давление и вмешательство в правосудие. И это не тот способ, который должен быть у нас». 

-- Я такого рода протесты не поддерживаю и как правозащитник, и как просто гражданин, потому что это давление не на суд, а на политическую власть, -- высказывает свое мнение Гарри Погоняйло. -- А наша власть глуха к горестям народа. Она абсолютно не реагирует на подобные протестные акции. Поэтому, как мне представляется, эффективность таких акций нулевая.

О (не)самостоятельности судей

11 мая Верховный суд огласил приговор Юрию Иванову по делу об убийстве жительницы Могилева Светланы Поддубской. В 2010 году Иванова оправдали по этому делу и даже выплатили компенсацию. А через 7 лет Иванову по указанию Лукашенко вновь предъявили обвинение и приговорили к 21 году лишения свободы. 

«Я сел и сам за сутки изучил дело, -- цитировали слова Лукашенко информагентства. -- И дал команду прокурору и председателю КГБ, чего бы ни стоило, расследовать это уголовное дело. Негодяя нашли в России, привезли в Минск, возбудили снова уголовное дело, начали расследовать. Притом я контролировал весь этот процесс. И оказалось, что он — убийца. А его фактически оправдали».

-- Лукашенко как глава государства и гарант соблюдения прав и свобод человека уже неоднократно демонстрировал, что абсолютно не признает принцип независимости судебной власти при рассмотрения конкретных дел, -- считает Гарри Погоняйло. -- Все, что можно в отношении правосудия нарушить, он десятки раз нарушал!

Лукашенко своими заявлениями парализует действия следователя. Он заявляет об определенных направлениях в расследовании, расставляет акценты, кто виноват. Так не должен себя вести глава государства, который осознает необходимость соблюдения принципа независимости судей. Это просто цинично и нагло.

Судебную власть у нас буквально втоптали в грязь!


О реформе судебной системы

Валентин Сукало уже анонсировал совещание, которое намерен провести Лукашенко после 1 июля с руководством судов всех уровней. Предполагается обсудить проблемные вопросы, в том числе -- качество правосудия.

«Будут определены задачи, которые нам предстоит выполнить по совершенствованию и повышению эффективности всей объединенной судебной системы», -- цитирует belta.by председателя Верховного суда.

-- Для судебной системы сегодня самое главное – ее независимость, -- убежден Гарри Погоняйло. -- И если Лукашенко, осознавая свою ответственность за построение правового демократического государства, решился на соответствующие правовые реформы в этой области, начинать нужно именно с соблюдения и укрепления принципа независимости судебной власти. Суды должны быть самостоятельными! В их деятельность не должна вмешиваться исполнительная власть, когда диктуются и решения, и приговоры, и направление деятельности. Начиная от назначения судей, от их карьерного роста до материально-технического обеспечения – все нужно делать таким образом, чтобы прямого вмешательства в судебную власть не было.

Неоднократно Лукашенко приглашал Сукало на различные совещания по борьбе с преступностью и коррупцией. Я считаю, судьям вообще нечего делать на подобных мероприятиях! Они должны быть арбитрами! Есть прокурорский надзор за следствием – этого вполне достаточно, чтобы осуществлять законность в этой сфере.

Сегодня президент отстраняет судей от должности, и любой судья, конечно же, понимает: не выполнит указание главы государства -- будет смещен с поста с позором. Поэтому и Сукало смотрит Лукашенко в рот, ходит на эти совещания, делает вид, что записывает ценные мысли.

Да, Сукало находится в статусе высшего должностного лица. Но он высшее должностное судебное лицо! Почему на подобных совещаниях, например, никогда нет председателя Конституционного суда Петра Миклашевича, а Сукало постоянно присутствует на совещаниях с участием глав силовых ведомств? Потому что в нашей системе власти судебная система вплетена в механизм борьбы с преступностью и политической оппозицией.

Судебная система у нас -- репрессивный механизм, который власть использует для того, чтобы подавлять инакомыслие. Одно дело проводить определенную уголовно-правовую политику в государстве через законы и контроль судебной власти теми формами, которые допускаются в демократическом государстве. И другое – когда идет личное вмешательство главы государства, вплоть до конкретных дел, конкретных персоналий. Это нарушение всех принципов и правил!

О сроках наказания

Почти во время каждой публичной встречи Лукашенко и Сукало обсуждают «качество предварительного расследования дел, которые находятся на контроле у главы государства».

-- Одно дело, когда об этом докладывает генеральный прокурор, который надзирает за следствием, и другое – когда президент требует что-то от председателя Верховного суда, -- комментирует Гарри Погоняйло. -- Когда уголовно-правовая политика меняется, когда есть какие-то перегибы в судебной политике, глава государства может очень тонко и осторожно указать председателю Верховного суда на то, что надо поменять в системе. Но все это должно быть сопряжено с рекомендациями людей от науки. Должна изучаться судебная практика, как она влияет на те или иные вопросы.

Белорусская уголовно-правовая система по существу осталась очень советской, зависимой от органов исполнительной власти. Эта практика приводит к тому, что непомерно много применяется лишений свободы. И речь не только о виде наказания, но и о сроках. Просто неразумно давать огромные сроки тем, кто употребляет наркотики, или бизнесменам, которые приносят золотые яйца в казну!

У нас уровень преступности гораздо меньше, чем в других странах. Но по тюремному населению мы входим в десятку стран с наихудшими показателями на 100 тысяч населения.

Сидельцев много, сроки большие. Ученые говорят, что отбытие свыше 7 лет лишения свободы уже не воспринимается как наказание. Это просто уничтожение человеческого достоинства. 

Конечно, такие огромные сроки понятны, если речь идет о совершении особо опасных, тяжких преступлений, связанных с насилием, лишением жизни. Но в отношении других категорий можно было бы действовать гораздо мягче, и использовать другие, не связанные с лишением свободы меры наказания. Особенно это касается лиц, впервые совершивших преступление. Я уже не говорю о бизнесменах, которым достаточно было бы таких мер наказания, как конфискация, и штрафы. Пусть бы своим кошельком рассчитывались за злоупотребления и прочие преступления! 

Поэтому и я говорю о том, что нужна широкая дискуссия, с привлечением к обсуждению мудрецов из самых разных сфер, чтобы учитывались не только ведомственные интересы. Мне кажется, сейчас самое время организовать подобный разговор.



10:47 12/05/2018






‡агрузка...